Вход на сайт

Запомнить меня

Регистрация закрыть меню входа

Email:

Пароль:

Еще раз:

Купить картину /Статьи об искусстве/

Графические рисунки

Графические рисунки

Молодой, творчески активный кол­лектив владимирских графиков, объе­диняющий С. Французова, Леонова, И. Баранова, В. Бакина, А. Боткина и других, получил признание зрителя на республиканских и общесоюзных вы­ставках последнего десятилетия. За­метно вырос его общий профессио­нальный уровень, а каждый художник обладает своим, индивидуальным твор­ческим почерком. Входит в этот кол­лектив и художник график Валентин Шумов. Каждая встреча с его новыми произведениями на выставках радует, убеждает, что он художник неординарный, перспек­тивный.

Родился В. Шумов 21 мая 1935 года во Владимире. После службы в Со­ветской Армии вернулся в родной город и, работая художником-оформи­телем на тракторном заводе, одновре­менно занимался живописью и грфическими рисунками в изосту­дии, руководимой Владимиром Юкиным. В 1958 году он участвовал во Всесоюзной выставке произведений самодеятельных художников был награжден Почетной грамотой ВЦСПС. Участие в выставках (всесоюзной и ряде областных) помогло Шумову осознать нехватку профессиональных знаний, необходимость учиться. В 1961 году он поступает в Москов­ский полиграфический институт, в ма­стерскую М. Митурича. Будучи сту­дентом, не пропускает ни одной вы­ставки, пристально следит за новыми тенденциями в развитии советского изобразительного искусства. Большое влияние в эти годы оказывает на него искусство В. Фаворского. «У него я искал ответы на многие, мучившие тогда меня вопросы. Ищу и сейчас»,— говорит Шумов.

После окончания института он вновь приезжает в родной город, работает в редакции газеты где графические рисунки «Призыв», где и была напечатана первая серия его графи­ческих рисунков — «Владимирские жур­налисты — мои современники». В них еще чувствуются творческая робость и техническое несовершенство, но есть и попытка раскрытия индивидуальных характеров, проникновения в тайны сложного труда газетчиков. Особенно наглядно проявилось это в портретах журналистов — В. Юденича. Г. Латы­шева, В. Красуленксова, В. Фокина. Выполненные в технике линогравюры (модной по тому времени), они по­строены на сильном контрасте черного и белого, и, несмотря на это, автор сумел найти меру отношения светоте­невых градаций, создающих общий прозрачно-серебристый тон. Пластиче­ский язык их прост и немногословен, плоскость листа не перегружена де­талями.

 

графические рисунки

 

Образ современника настолько увлек художника, что наряду с пейзажными мотивами занял прочное место в его творчестве. В серию «Мои современни­ки» позднее вошли образы людей са­мых разных профессии. Шумова при­влекает в человеке духовное богатство и благородство, высокое личное досто­инство. Эти черты мы видим в порт­ретах Лены Корольковой, Тани Серге­евой, Ларисы, Наташи. Нередко конк­ретные персонажи становятся основой жанрово-тематических композиций («Размышление», «Натюрморт из ок­тября», 1976). В них, несмотря на не­которую вялость рисунка и неполноту психологической характеристики, при­сутствуют естественность и простота.

Немало интересных графических портретных об­разов и в серии «Священная война», посвященной 30-летию Победы над фа­шистскими захватчиками. Среди них особенно запоминается «Портрет вете­рана Великой Отечественной войны В. Павлова». Восемнадцатилетним юношей заменил он убитого в бою командира роты и новел ее в атаку. Осколками снарядов у него срезало обе ноги. Обессиленного, потерявшего сознание его доставили в полевой мед­пункт. За этот подвиг он был награж­ден орденом Славы. И сегодня ветеран на боевом посту — поэзия стала его профессией. Психологическая трактов­ка лица портретируемого усиливается изображением панорамы военных со­бытий и салюта Победы в Москве. Не­смотря на четкие, детальные прорисов­ки, лист не теряет прозрачности и легкости общего тона, в нем ощуща­ется уверенное использование графи­ческих средств, убедительное портрет­ное сходство.

Военная серия возникла у Шумова не случайно. Семилетнему мальчику в суровую зиму сорок второго дове­лось видеть, как формировались во Владимире воинские части для отправ­ки на фронт. По Гоголевской улице проходили танки и пешие подразделе­ния, направлявшиеся к вокзалу, а от­туда — прямо под Москву, где реша­лась судьба Родины. Этим впечатле­ниям обязаны лучшие листы серии, в частности «На фронт». В произведении убедительно передана суровая атмос­фера того времени, точно воспроизве­ден городской пейзаж, узнается Гого­левская улица. В нижней части ли­ста — четкие колонны молодых солдат, танки, артиллерийские установки. Ра­зомкнутое в колонне звено на первом плане как бы требует своего заполне­ния, делает зрителя участником мар­ша, приглашает в строй. Общее настроение офорта усиливается пейза­жем — динамичным, порывистым.

Несколько произведений из этой и предыдущей серии было показано в 1975 году на всероссийском смотре «Советская Россия» и других выстав­ках. Такой «выход на зрителя» окры­лил художника, заставил поверить в свои творческие силы. Он пробует ра­ботать в разных графических техниках н останавливается на офорте, упорно изучает ого, ищет свой язык, свою манеру выражения. Этому в немалой степени помогло пребывание в 1976 го­ду в доме творчества на Сенеже, где он начал работать над двумя новыми сериями — «Октябрь месяц» («Дож­дит», «Мое Нечерноземье») и «Космо­навты» («Окно во Вселенную», «Здрав­ствуй, Земля!», ряд листов, посвящен­ных его земляку Валерию Кубасову).

Приблизительно с этого времени художник все чаще начинает обра­щаться к пейзажу. «У меня, — расска­зывает Шумов, — есть свои заветные места, которые я часто пишу и на встречу с которыми иду, как на сви­дание с девушкой». Так возникает работа «Дождит». «Я еще раньше,— вспоминает авто]), — приметил эти три дерева на крутом берегу приклязьминского лесного озера. Тронули они ме­ня — стоят под дождем, как люди. Рядом рыбаки кусты ломали, пилами пилили, а они уцелели. Грусть, но не безысходная, а какая-то радостная привлекала в них и отвечала моему тогдашнему настроению». В офорте присутствует эта грусть, есть в нем и свое, глубоко личное восприятие при­роды, и определенная музыкальность. Техническое мастерство здесь проявля­ется в просветленной тональной фак­туре и в четко выраженных акцентах.

 

графические рисунки 

 

Шумов часто обращается и к сель­скому пейзажу, любовно графически рисуя дере­венский быт, а также к пейзажу го­родскому. Такие листы, как «Бани у озера», «Пейзаж со стогом» (1978), «Начало весны», «На реке Ельноть», «Грачн прилетели» (1979), «Дорога к старине», «На полевом стане», роднит восторг перед природой. В офорте «Ба­ни у озера», казалось бы, очень про­стой мотив: группа рубленых бань на пригорке, отражающихся в заросшем кувшинками озере, одинокие деревья и две женские фигурки, торопливо идущие вдоль озера. Однако лист глу­боко поэтичен, прочувствован и пере­носит нас в светлый мир деревенского спокойствия и тишины. Эти же каче­ства присутствуют в офорте «На реке Ельноть». Все в природе притихло, сказочные деревья подступили к реке, у переправы маленький костерок, до­мишко и лодки. Тишину нарушают лишь чайки.

В листе «На полевом станс» (1979) сельская тема зазвучала в полную силу, а степень владения техникой офорта заметно повысилась и обрела черты индивидуального почерка. Произведение родилось в результате длительного пребывания художника во владимирской деревне Коростелево, расположенной в пойменных лугах на берегу Клязьмы и прозванных за изобилие дикой малины «малиновыми лугами». «Был я там,— вспоминает В. Шумов,— в сенокосную пору. Впервые увидел, как идут косцы, рослые, крепкие хозяева природы. Они здесь в особом почете. Я сдружился с ними, наблюдал их в работе, на отдыхе. Так и возникла серия листов «Пора сенокосная». В листе «Па полевом стане» изображена простая в сущности сцена отдыха сельских тружеников. Огромная ива собрала людей под свою крону в прохладную тень, недалеко за перелеском видны купающиеся. Жарко. И во всем — ощущение редкой гармонии человека с природой. Замысел автора четок, композиция архитектонически выверена, отбор изобразительных средств сделан тактично, продуманно. Не менее интересны и другие листы серии — «Владимирские просторы», «Деревня Фрязево», «Луга за Клязьмой».

 

В 1977 году В. Шумова принимают в Союз художников СССР. С этих пор он — постоянный участник республиканских, всесоюзных и, конечно же, местных выставок. Идут годы. В творчестве художника появляются новые черты. Если раньше в произведениях В. Шумова доминировал «чистый» пейзаж, то в последнее время автор все чаще вводит изображение человека. В листе «Юрьевен на Волге» городская среда лишь «обжита» фигурками людей, играющих здесь роль стаффажа. В тонком по графическому рисунку и настроению листе «Вечереет» человек дан уже несколько крупнее, становится более активным участником изображенного, а в офорте «Начало мая» он — на первом плане и достаточно психологически охарактеризован. В офорте «Утро в деревне Колокольницы» (1981) образ человека, изображенного крупно на первом плане, портрета, наделен индивидуальными чертами конкретной личности. Продолжая разрабатывать известную тему взаимоотношений человека с природой, художник пристально всматривается в объект изображения, стремясь уловить глубинные корни, лежащие в основе этой взаимосвязи.

 

У каждого художника обычно есть произведение, которое как бы раскрывает суть его творчества. У Шумова таким произведением является офорт «Травы спеют» (1980) из серии «Земля владимирская». Бескрайнее поле разнотравья, колыхаемое свежим ветром. Мимо сверкающих на солнце серебристых ив по луговой тропинке идут на сенокос девушки. В листе живет поэтичность, присущая русской песне, в нем проявились душевная щедрость автора, его восторженное отношение к природе, лучшие качества его искусства — зрелость мастерства, эмоциональность, прочувствованность.

 

 

Автор статьи графические рисунки: Л. Антонов

 

 

Копирование информации с портала без указания автора и активной гиперссылки запрещено.

 

Незаконное копирование и тиражирование материалов преследуется по ст. 146 УК РФ.  

©2005-2012 Art Page.ru

 

1 Июль 2011

Обсуждение данной статьи

Гости не могут оставлять комментарии! или Зарегистрироваться