Вход на сайт

Запомнить меня

Регистрация закрыть меню входа

Email:

Пароль:

Еще раз:

Купить картину /Статьи об искусстве/

Древний Египет

Древний Египет

Сенсации, сенсации, сенсации... Они преследуют древнего египтолога всю жизнь, по­тому что долина Нила кажется неис­черпаемой сокровищницей все новых находок. Главное событие в истории древнеегипетского искусства XX века— открытие изумительных росписей и не имеющих аналогов в мировом искусст­ве врезанных рельефов.

В XV—XI вв. до н. э., когда древний Египет еще Еги­петская империя была крупнейшим государством мира и простиралась от Великой Армении до Центрального Су­дана, усыпальницы фараонов строили не в виде пирамид, а прятали от гра­бителей высекали в горах на западном берегу Фив. В местности, которую сей­час арабы называют Дер эль-Медина— Городской монастырь (за обнесенные стеной руины зданий) — существовала

специально занятая этим государствен­ная организация, которую мы назвали бы Академией художеств. Она объ­единяла камнесечцев, вырубавших в Долине царей целые подземные двор­цы, камнерезов, мастеров по дереву, скульпторов, мастеров-инкрустаторов и, самое главное, большую группу рисо­вальщиков, оформлявших царские гробницы. От этой организации дошел огромный (более сорока тысяч тек­стов) архив и несколько тысяч рисун­ков разного рода — рабочих эскизов мастеров, жанровых зарисовок, иллю­страций к религиозным сюжетам, уче­нических рисунков.

 

Главной и высшей художественной профессией была профессия ведущего рисовальщика, выступавшего в роли и архитектора, и строителя. Начальник

рисовальщиков предлагал фараону и визиру проект гробницы.

После утверждения проекта фарао­ном за дело брались камнесечцы, вы­рубавшие тоннель и основные поме­щения гробницы, покрывавшие неров­ности камня гипсом и белившие сте­ны. Для работы из государственных хранилищ им выдавали медные и бронзовые орудия труда (клевцы, то­поры, зубила, долота и т. д.), а также до тридцати масляных много фитильных светильников ежедневно.

древний египет 

Когда начинали работать рисоваль­щики, то количество светильников воз­растало до ста двадцати. В сезамовое масло добавляли специальные ингре­диенты, чтобы исключить появление копоти. Утверждение, что гробница освещалась системой зеркал — вымысел кинематографистов. Египтяне пользовались только бронзовыми ручными зеркалами, которыми ничего нельзя осветить. Зато сохранились журналы с регистрацией поденной выдачи све­тильников и не вполне, к сожалению, понятные рецепты, как избавиться от копоти.

Стены и потолки гробниц фараонов сплошь покрыты ковром росписей и иероглифических надписей, частью по­ясняющих росписи, а частью имею­щих самостоятельное религиозное зна­чение. Один рисовальщик расписать всю гробницу физически не мог, по­этому над каждой работали от трех до семи художников, из которых са­мый опытный и был главным.

древний египет 

Увлекательнейшее зрелище пред­ставляют собою незаконченные гроб­ницы. Цари, для которых их соору­жали, умерли до окончания строитель­ства и отделки. В таких случаях по­гребение происходило в незаконченных гробницах, так что росписи и рельефы остались на разной стадии готовности, что позволяет «прочитать» весь про­цесс труда художника.

Особенно интересна в этом отноше­нии огромная гробница фараона Харемха. Там можно увидеть эскизные наброски и окончательные прописи ря­довых мастеров, имевших право упо­треблять только красную краску; правку отдельных фигур и целых ком­позиций, которую делал ведущий ри­совальщик, постоянно вмешиваясь в процесс работы отдельных мастеров, чтобы они не успели испортить ошиб­ками композицию в целом (он поль­зовался черной краской и делал по­следний вариант для расцвечивания или резьбы рельефов); начатые и бро­шенные еще не моделированными, плоскими, рельефы; наконец, полно­стью выполненные резчиками релье­фы, которые раскрашивали подручные рисовальщиков.

 

Вообще-то «рисовальщик»— наибо­лее близкий по смыслу перевод еги­петского сложного слова сеш-кедут, буквально «пишущий образы», но, как и всякий перевод, он неточен и тре­бует пояснения.

Рисовальщик — главная художест­венная специальность в древнем египетском искусстве. Обучение шло не как у пас — от рисунка к живописи, а на­оборот — от расцвечивания выполнен­ных рисовальщиком изображений и написания текстов — к рисунку.

древний египет искусство 

Первоначальное обучение детей за­ключалось в обучении грамоте, то есть монументальному иероглифическому письму, которое было рисуночным. Следовательно, всякий грамотный че­ловек уже был «пишущим», «писцом». Затем учили скорописи, которой писа­ли литературные произведения, пись­ма, деловые тексты и справочники. На образцах, главным образом, художест­венной литературы школьники полу­чали знания о мифологии и иконогра­фии (например, следовало знать, ка­кая ипостась соответствует каждому из семидесяти четырех имен солнеч­ных божеств), риторике, географии, математике, медицине и других пред­метах, еще не выделившихся в само­стоятельные пауки. Учили, следуя не­хитрой дидактике: «уши мальчика на его спине, он слушает только тогда, когда его бьют». Били розгами, палка­ми, плетьми из кожи бегемота. Осо­бенно нерадивых на месяцы заковы­вали в колодки.

 

Закончивших школы учеников 14— 16 лет называли «писцами», но еще не «пишущими образы». Из текстов мы видим, что «писцы» становились под­ручными у рисовальщиков и нередко учились профессии до преклонного воз­раста. «Писцы» получали право рабо­тать желтой краской, но чаще всего им поручали раскрашивать изображе­ния в царских гробницах, причем ма­стер строго контролировал колорит. Одновременно они учились рисовать. До нас дошло множество ученических рисунков — наброски целых компози­ций, просто рисунки животных, птиц, цветов, деревьев нильской долины. На многих из них видны поправки ма­стеров.

Краски и разбавители (камедь) ри­совальщикам и разнообразные резцы резчикам рельефов, как и другие ору­дия труда, тоже выдавались мастерам от казны.

древний египет искусство 

Одновременно с резчиками рельефов в царскую гробницу приходили на ра­боту мастера по дереву. Оборудуя гробницу, они выполняли весь диапа­зон работ с деревом — от плотницких до скульптурных. Впрочем, все про­фессии, кроме профессии рисовальщи­ка, были узкими — в пределах опре­деленного материала и техники. Рез­чик рельефов не делал каменную скульптуру и не резал деревянных рельефов, он резал только каменные рельефы. Деревянные рельефы и скульптуру резал мастер по дереву, который совсем не умел работать в камне и нанимал рисовальщика рас­цветить свои изделия и т. д.

У каждой группы мастеров одной профессии был начальник, практиче­ски работавший как ведущий специа­лист, а не как администратор. Все ма­стера объединялись по воинским об­разцам в два подразделения одинако­вого состава, в каждом из которых был отдельный начальник подразде­ления и писец, ведавший вспомога­тельной рабочей силой. Всю службу возглавлял царский писец с княже­ским титулом. Начальники и писцы подразделений вместе с царским пис­цом составляли всю администрацию (пять человек). Чаще всего они выхо­дили из среды отличившихся в прак­тической работе мастеров.

Платили за труд мастерам натурой, но в пересчете на «серебро» (настоя­щих денег еще не было) примерно столько же, сколько они могли бы вы­ручить, продавая свои произведения на рынке. Однако устойчивого спроса на произведения искусства не было, и по­тому государство взяло на себя оплату труда художников и ремесленников. Они получали пшеницу для изготов­ления хлеба и ячмень для варки пи­ва (египтяне знали сорок рецептов варки пива), разную зелень, регуляр­но — свежую, копченую и сушеную рыбу, молоко, овощи, готовую выпеч­ку — от хлебов и печений до медовых пирожков (вроде пирожных), а к праздникам — мясо. Правда, это ста­вило даже рисовальщиков в полную зависимость от царского писца. До нас дошло, например, письмо рисовальщи­ка Прахотепа царскому писцу Кенхи - хопшефу, в котором Прахотеп, в част­ности, пишет: «Почему у тебя такие дурные намерения по отношению ко мне? Я у тебя подобен ослу. Когда есть работа — ведут осла, а когда есть еда — ведут быка. Когда есть пиво — ты не зовешь меня, а когда есть ра­бота — зовешь... Нет нива у меня в доме...». Густое пиво было одним из главных продуктов питания египтян.

Естественно, что, приняв на себя оп­лату труда, Египетское государство приобрело и право на плоды труда. Рабочий день длился около 8 часов — 4 часа утром и 4 часа вечером, после спада полу­денного зноя. Выходным был каждый десятый или одиннадцатый день.

Введение мастера в должность тор­жественно и при всем составе масте­ров производил визир от имени фара­она. Должность и наряд на определен­ную работу давались в качестве госу­дарственной собственности и были не­отделимы от должностного владения следующего состава: дом в поселке мастеров, хижина на месте работы в Долине царей, семейная гробница и нечто вроде дачи.

До нас дошел и полностью раскопан поселок, в котором в служебных до­мах жили мастера. (Размеры домов колеблются от 60 до 120 квадратных метров). До пас дошел и раскопан по­селок из их служебных временных жи­лищ в Долине царей. До нас дошли их творения — скальные гробницы фа­раонов XVI—XII веков до н. э. (Од­ной из самых малых является гроб­ница Тутанхамона). Но главное не это.

Главное — до нас дошли скальные гробницы самих мастеров, те самые, которые они получали в составе долж­ностного владения. А в них — изуми­тельные росписи, являющиеся верши­ной египетского искусства XV — XII веков до п. э.

В отличие от царских усыпальниц гробницы мастеров не были перепол­нены золотом и драгоценными камня­ми, заморскими и египетскими редко­стями. Это и уберегло их от разграб­ления. Если из царских гробниц рас­хищено практически все, остались только росписи и рельефы, которые унести нельзя, каменные саркофаги и кое-какая мелочь, то многие гробницы мастеров дошли в почти полной со­хранности со всем ритуальным обору­дованием, скульптурой, многочислен­ными произведениями художественно­го ремесла.

Работая над царскими гробницами, художники были связаны жесткими иконографическими схемами, заданностью композиций и обязательным на­бором сюжетов. В своих же гробницах они могли изображать, что и как взду­мается, никакого контроля здесь не было, кроме заботы о том, чтобы обес­печить жизнь после смерти. Вот поче­му росписи этих гробниц так индиви­дуальны — каждая отражает вкус вла­дельца. Трудно поверить, что громозд­кие, усложненные, грубые по колориту росписи и рельефы царских гробниц и эти светлые, тонкие по цветовым со­четаниям, очаровательные своей наив­ностью росписи делали одни и те же люди.

Росписи в гробницах из Дер эль-Медина условно делятся на две груп­пы: монохромные и полихромные. В монохромных безраздельно господ­ствует какой-то один цвет — обычно желтый, голубой, зеленый, а другие цвета либо служат нейтральным фо­ном, либо употребляются при разра­ботке деталей изображения.

В росписях гробницы резчика рель­ефов Нехтамуна, современника знаменитого фараона Рамсеса II (XIII в. до н. э.), фоном служит побелка. Красно- коричневой охрой нанесены контур всех композиций, иероглифические прописки, идущие по белому фону, а также часть деталей изображений. За­тем фигуры и полосы, где должны были находиться прочие надписи, рас­крашены в теплый золотистый цвет. Красно-коричневый контур так тонок и точен, что зрительно почти сливается с желтым. Кое-где он даже создает иллюзию объема, когда художник на­жимал на кисточку или ослаблял на­жим. Особенно удачно это сделано при изображении грузного живота бо­гини Тауэре (самки бегемота с чело­веческой головой). Черной краской раскрашены парик, ожерелье и хвост богини, а также перья головного убо­ра, детали одежды и жезл стоящей по­зади нее богини Аноке.

В другой композиции из той же гроб­ницы представлена магическая цере­мония «отверзания уст» у лежащего в саркофаге египтянина шакалоголовым богом Анубисом, проводником умер­ших на тот свет. Египтяне считали, что такой обряд оживляет покойника, по­тому что во время обряда он прогла­тывает «око Хора» — волшебный жи­вотворящий глаз-уджат, который выр­вал у себя сын Осириса бог Хор, что­бы оживить отца.

Красно-коричневая краска, пожалуй, единственная, которая остается неза­метной в росписях этой гробницы. Присутствие белого фона облагоражи­вает и разбивает монотонность желто­го цвета. Наличие же резко контраст­ного по отношению к белому и жел­тому черного цвета в разделяющих композиции лентах рисуночных надпи­сей вносит ту декоративность, которая превращает росписи в сплошной ковер узоров, покрывающий стены и пото­лок. Вот пример того, как при мини­муме средств можно достичь максиму­ма декоративности без резких крича­щих цветов и контрастных сочетаний красок.

В каждой гробнице был свой коло­рит. и перед художником всякий раз вставали новые задачи.

Полихромные росписи тоже доста­точно условное название, потому что при использовании всего спектра в них преобладает, но в качестве актив­ного фона какой-то один цвет. Вкус и художественная утонченность в соче­тании с монументальностью наиболее полно проявляются именно в этих рос­писях. Здесь краски тоже совершенно условны и либо не передают реаль­ного цвета изображаемого предмета, либо передают его очень приблизи­тельно. Это не мешает художнику сгу­щать и разрежать плотность цвета так, словно он сообразуется с реаль­ностью. На самом же деле художник решал чисто формальные задачи, а именно стремился сгармонировать один цвет с другим.

Блистательным примером прекрасно­го рисунка и живописи может быть изображение стоящего в киоске бога Осириса и груды жертв на столике перед ним из гробницы камнесечца Сеннеджема.

Внутренность киоска оставлена бе­лой и потому ослепительно выделяется из общего желтого фона росписи. Бе­лая фигура бога очерчена поразитель­но точным рисунком с единственной неудачной поправкой (на закруглении

левого плеча). Осирис представлен как царь загробного царства — в особой усложненной короне, с царскими жез­лами в руках и искусственной привяз­ной бородкой. В связи с тем что он был божеством умирающей и воскре­сающей природы, его лицо и кисти рук окрашены в зеленый цвет — цвет весенней травы, которая под египет­ским солнцем сразу становится густо-зелёной, а не зеленеет нежно, как на наших широтах. Единственным укра­шением царственного бога является разработанное до мельчайших деталей желтое (то есть золотое) с инкрустаци­ями ожерелье. Большое свободное пространство художник заполняет вся­кими символами, связанными с мифом об Осирисе — например, глазами-уд- жати, жертвенником с питьем и лото­сами и т. д. Примечательно, как тонко художник переходит от зеленого цвета к белому в изображении лотосов на столбиках киоска. Кто видел лотос, тот поймет, что подобный эффект исчеза­ющего, тающего цвета взят из приро­ды, и не станет больше утверждать, что египетское искусство не знало по­лутонов. Поразительно, как легкая фи­гура Осириса уравновешивает декора­тивное тяжеловесное обрамление киоска.

Перед киоском стоят белые столби­ки с грудой жертв: умащениями в со­суде, хлебцами, уткой, поверх которых уложен тщательно увязанный сноп цветов. Дело тут не только в том, что египтяне употребляли в пищу стебли лотоса или молодого папируса, но и в их отношении к запаху. Обоняние египтянина специально развивалось, как и слух, зрение, пластика. У древних египтян существовал недоступный нам вид искусства — искусство запаха. Вот почему египтяне очень часто мы­лись и меняли одежду, удаляли кухню от дома, чтобы не «оскорблять» свое обоняние. Любой праздник в Древнем Египте сопровождался целой симфо­нией запахов — от цветов, от фимиа­ма, от благовоний. Каждая жертва бо­гу завершалась искусно подобранным снопом цветов, являющимся тоже сво­его рода произведением искусства, прежде всего — по запаху.

Чаще всего в древнем египте росписи расположены со­гласованными по цвету ярусами. Каж­дая полоса составлена из ряда замк­нутых композиций. Наиболее распро­странена сцена приношения жертв. Такая сцена воспроизведена и в гроб­нице Сеннеджема: он сидит в кресле вместе со своей женой Иинеферти, а их сын Бунехтеф выполняет обязанно­сти заупокойного жреца (поверх обыч­ного опоясанные на него наброшена жреческая одежда — шкура леопар­да), льет холодную воду на стоящие перед родителями скромные жертвы. Внизу, под креслом изображены дети или внуки Сеннеджема и Иинеферти— нагой мальчик Ранехт и в пышном плиссированном платье девочка Хатепу тоже с жертвами в руках — лото­сом и уткой. Головы детей выбриты, оставлен только пучок волос на теме­ни. Все взрослые египтяне, включая женщин, брили головы и дома ходили с обнаженной головой. Их роскошные волосы, которые мы видим в росписях, не более чем черные льняные парики. Они украшались цветными перевязя­ми. а сверху помещали горку благо­воний. Такой парик, как и белые льня­ные одежды, легче было содержать в чистоте, чем пропитанные благовони­ями волосы. Кажется, что Бунехтеф действительно идет к родителям, а Иинеферти с нежностью обнимает му­жа, но на самом деле все позы совер­шенно каноничны, главная функция изображения — обеспечить владель­цам гробницы посмертное бытие.

Еще многоцветная росписи гробницы древнего Египта заведующего пиво-пекарным производ­ством Пашеда, сооруженной тоже в XIII веке до н. э. Одна из них, с изоб­ражениями богов загробного царства на закруглении потолка камеры, осо­бенно светла и нарядна. В ней тоже изображен сидящий на престоле Оси­рис с жезлами власти и в царском платке на голове. За спиной Осириса стоит его сын Хор, принявший обличье сокола. Между Хором и Осирисом как самостоятельное существо висит «око Хора» с чашечкой фимиама в руках. Прямо под ним находится сам Пашед.

В этой сцене реально, но, конечно, по канонам египетского искусства изображен только Пашед. Все осталь­ные существа ирреальны, а потому изображены условно по цвету, причем сама условность не случайна. Глаз египетского художника резало прямое сочетание локального красного цвета с чисто зеленым. Он нашел простой вы­ход: зеленый цвет от красного отделен желтым. Фантастичность сюжета по­зволяла сокола изобразить зеленым, глаз-уджати — красным, богов — с зелеными лицами, предгорье — розо­вым. И здесь соблюдается ковровый принцип росписей.

Отсутствие поправок, которые есть в других росписях, свидетельствует о том, что мастер, работавший над этой гробницей, был незаурядным рисоваль­щиком. С какой уверенностью от де­талей левой ноги сокола он, не отры­вая кисти, петлей перешел к прори­совке перьев! Такую вольность может позволить себетолько хороший рисо­вальщик.

древний египет искусство 

Еще четверть века спустя, в сере­дине XIII века до н. э., была расписана гробница мастера Аренуфе. В ней со­хранились, в частности, необычные изображения его родителей — судово­го капитана Сиуто и его жены Туосре. Для египтянина портретное сходство имело второстепенное значение, а по­тому им нередко пренебрегали. Глав­ным для посмертной жизни была ма­гия имени, подпись под изображени­ем. Как и в большинстве композиций того времени, «портрет» передавал чер­ты лица правящего фараона, в данном случае Рамсеса II. Но подписан он именем Сиуто у мужчины, именем Туосре у женщины, следовательно, по логике египтянина, их и изображал.

В фигуре Сиуто поражает реализм, с которым нарисованы отдельные де­тали. Обращают на себя внимание и белые парики, написанные по серо-ко­ричневому подмалевку. Они встреча­ются в египетской живописи, но сре­ди тысяч париков, дошедших до нас в натуре, ни одного белого нет. Скорее всего, этот цвет продиктован чисто живописными задачами. В особенно декоративно написанной фигуре Туосре волнистые пряди белых локонов тща­тельно акцептированы по краям чер­ными линиями. Контур лица и рук мужчины сделан черной краской, кон­тур более светлого лица женщины — красно-коричневый. Любопытнее всего та неловкость, с которой египетский художник как бы одевал фигуру, выписывая поверх нее одежды.

Очень наглядно отразилось в росписях отношение художника к перспек­тиве. Скульптура этого времени свиде­тельствует, что египтяне прекрасно могли передавать объем. Низкий, осо­бенно врезанный рельеф доказывает, что они знали законы сокращения. И тем не менее египетская роспись подчеркнуто двухмерна, это ее закон, ее канон.

 

В египетской «Книге мертвых», от­части отражавшей путешествие умер­шего по загробному царству, есть сце­на, иллюстрацией к которой служат росписи в гробницах. Она называется «Утоление жажды под пальмой» и представляет владельца гробницы, пью­щего воду из пруда, на берегу кото­рого растет пальма дум, или финико­вая пальма. Есть эти сюжеты и в гроб­нице Пашеда и Аренуфе. Согласно египетским канонам, пруд в них пока­зан сверху, то есть, с нашей точки зрения, дан его план. Также не соот­ветствует нашим представлениям и вся сцена утоления жажды. Так, в росписи гробницы Аренуфе пальма растет на другом берегу, а фигура Аренуфе, не согласуясь с законами перспективы, написана на ее фоне.

Все древнеегипетские росписи были функциональны, назначение каждой определяло главное и второстепенное в сюжете, художник не копировал реальную действительность и тем бо­лее не выражал свою субъективную точку зрения. С видимой реальностью он обращался «круто»: главное в ком­позиции — человеческая фигура, зна­чит, несмотря на реальную действи­тельность, фигура будет таковой. И она помещалась поверх пальмы.

Еще свободнее художник чувствовал себя в изображении фантастических персонажей — божеств, демонов, духов и проч. Такова, например, удивитель­но красивая фигура небесной божест­венной коровы Хесат с розовым солн­цем между рогами, укутанная в розо­вую же ткань, которая заполнена гео­метрическим рисунком. Хесат лежит па берегу голубого, с зигзагами синих волн пруда. Вот уж совершенно услов­ная и тем не менее оригинально пре­красная и фигура, и композиция в це­лом.

Таким образом, условность этих рос­писей продиктована суммой правил, по которым должен был работать худож­ник, а не является результатом его неумения решать какие-то изобрази­тельные задачи.

Публикуемые здесь воспроизведе­ния ряда египетских гробниц сделаны норвежским художником В. Ровневым и никогда ранее не издавались. В. Ровнев любез­но разрешил использовать эти сним­ки как иллюстрации к статье. Лучшие из огромного количества (больше трех тысяч выполненных им фотографий) войдут в подготавливаемый нами аль­бом египетской живописи. Настоящее знакомство широких читателей с древ­неегипетской живописью еще впереди.

 

 

Автор статьи: Е. Богословский

 

Копирование информации с портала запрещено.

Незаконное копирование и тиражирование материалов преследуется по ст. 146 УК РФ.  

©2005-2012 Art Page.ru

14 Август 2011

Обсуждение данной статьи

Гости не могут оставлять комментарии! или Зарегистрироваться